Главная » Мнения » Свои не сочтутся

Истории

Свои не сочтутся

Моя подруга перестирала почти все документы мужа. Сколько денег было «отмыто» и считать не пытается. Когда в доме срочно нужна мелочь, лезут в барабан стиральной машинки. Где-нибудь за резинкой обязательно найдется пятак. Ленка болезненно не может сунуть руку в чужой карман. До идиотизма.  Говорит, хорошее воспитание получила.

Правоохранители бьют тревогу. Со  скоростью болидов Формулы 1  растет количество  заявлений о кражах на близких родственников. С непобедимостью снежной лавины россияне массово стали жаловаться на обокравших их близких людей. Точной статистики не ведется, хотя бы потому, что дела не сортируются на внутрисемейные и внешние. Но даже по поверхностным оценкам, полицейские могут судить о росте таких историй в десятки раз.

Информацию в октябре опубликовала «Российская газета»,  и мне поначалу озвученная проблема показалась надуманной.  Других тем,  что ли нет? Однако,  потом, неожиданно, сами собой стали всплывать истории из жизни. Много. Связанные с ними переживания. Больно.

Проблема стара, как мир, но по-прежнему без особого выхода. И стражи порядка здесь вряд ли помогут. Мы понемногу теряем семейные устои, все меньше ценим семенные узы и домашнее тепло, но требуем наказания, перекладываем разрешение ситуации  на букву закона. Уголовный кодекс знает лишь один выход – наказание. Дальше – хуже.

Много лет назад были у меня друзья в общей компании – семейная пара. Владимир весьма неплохо зарабатывал в строительном бизнесе.  Нигде не работавшая Татьяна,   тем временем, вечно жаловалась на отсутствие денег. И объяснение тому всегда находилось: «двое детей, собака, родителям помогать надо».  Когда бы к ним не придешь, у них на обед или ужин была каша с кашей. Как выживал на такой диете двухметровый Вова, оставалось только догадываться.

Отношения в паре складывались не очень гармонично, супруги часто ссорились и у Владимира даже случился роман на стороне. Бурный, всепожирающий и бесперспективный. Как порядочный человек он объяснил новой возлюбленной, что не может оставить семью «потому что просто не может».  Потом наши пути надолго разошлись и только  спустя лет  десять я узнала от общих знакомых, что Таня из зарплаты мужа методично насобирала себе денег на квартиру, а как только кубышка наполнилась, объявила о разводе. В полицию обобранный супруг не пошел. Но все вокруг сочувствовали удару по доверию, нанесенному таким коварным способом.

- Это была женская месть, - оправдывали Таню окружающие.

Возможно и так. И зная свой личный грех,  Владимир не стал жаловаться, выносить сор из избы. Пусть даже уже и не существующей. В этом месте сработал тонкий этический момент – с тобой поступают так, как ты того заслуживаешь. Если ты, конечно, правильно сделал выбор  партнера. Или так, как ты позволяешь. Если чувствуешь за собой вину…

А еще, причины стертой грани между «моим» и «общим» надо искать за рамками ячейки общества. Век потребителей диктует ценности, расходящиеся с многовековой моралью. Установка: «мне всегда нужнее» толкает на противоправные действия, и рано или поздно приводит к конфликту. Его исход будет зависеть только от умения понять и простить и от наличия мудрости хотя бы у одной из сторон.

- У меня всегда было чувство зависти к подружке Насте, - поделилась дочь, когда узнала мой интерес к теме. – Она в школе буквально сорила деньгами. В то время, как вы с папой мне давали копейки, которых едва хватало на обед, подруга могла шиковать и покупать чипсы на весь класс, а то и киндер-сюрпризами всех одарить. Я все думала: «везет же ей!», пока не узнала, что деньги она таскала из кармана мамы.

Мама Насти – Людмила замечала пропажу, и долгое время зарывала глаза. Просто не знала, что делать. У девочки не складывались отношения с отчимом, и Люда чувствовала себя виноватой за дискомфорт, который доставила дочери разводом с ее отцом. Но настал момент, когда Настя, не добыв нужную сумму в мамином кошельке, залезла в карман к  тому, кого никак не могла назвать «папой». Он деликатно остался в стороне от семейных разборок, а у Насти с мамой произошел первый взрослый разговор. Все как полагается: со слезами до икоты, взаимными обвинениями и просьбами прощения. Всем хватило ума сделать выводы и помириться. А Настя никогда больше не брала чужое.

Кстати, подруга Лена-полоскун,  тоже своевременный урок получила в детстве, только более раннем. Однажды запала всем сердцем на детские бусы у подружки –первоклассницы. И решила присвоить: а чего там? У Снежанны всего полно: вон одних только украшений целая шкатулка. Если взять одни только маленькие бусы, она и не заметит пропажу, у нее и другого добра полно. Одним словом, взяла без спросу.

На следующий день у Лены бесследно исчез заяц. Плюшевый, импортный, на день рождения подаренный, таких  ни у кого больше нет! Любимый настолько, что без него Ленка спать не ложилась. Мама пояснила, что приходила соседская Снежанна, заяц ей очень понравился, и девочка решила, что ей нужнее. Проплакав всю ночь, горе-воришка  незаметно вернула бусы на место (тогда по-соседски двери для своих были нараспашку), а мама отдала ей зайца. Конечно, она все выследила сама и подругу дочки в воспитательный процесс не вмешивала. А моя нынешняя подруга на всю жизнь усвоила, что взяв чужое без спросу, ты можешь нанести человеку удар.

Возвращаясь к статистике правоохранителей: практически все случаи пропаж в семье можно пресечь на корню и вовремя обсудить, научить, сделать совместные выводы. Даже, если все стороны не правы. В том-то и дело, что иногда обеим сторонам надо признавать свою вину за такой исход событий – с криминальной отметиной. Требуется большая работа души: признаться и признать. Но – со своими людьми это всегда доступно!

Напрашивается вывод, что мы стали малодушнее, слабее морально, перекладывая ответственность сразу в уголовную плоскость и передавая ее в руки сторонних людей. Людям стало сложнее договариваться даже  в кругу родных? Чего мы тогда стоим? Конечно, если идти обратным путем, то и до покрывательства серьезных преступлений недалеко. Когда близкие люди, - зная и умалчивая, - сами становятся подельниками. И тут уже  вопрос общечеловеческой, не внутрисемейной морали. Но, что-то она все больше проседает. Увы.

Я не преувеличиваю, сами правоохранители уже заявляют, что ситуация семейного воровства требует глубокого исследования. Основная причина заявлений – невозможность совладать с домашними «тягунами»: когда пропадает все, что плохо и даже хорошо лежит. И тут доля вины близких есть: проморгали момент, когда надо было дать жесткий урок. А то и покрывали где-то поначалу.

Бывает, что на «своих» заявили нечаянно. Сообщили о крупной пропаже. Следователи исследовали дело и «сколь веревочке не виться – конец все равно будет»: оказалось, что конфликт внутренний. Вариантов развития событий в таком случае два – отозвать заявление о краже, примирившись по-родственному, или довести до логического конца – на нары. До семи лет.

И в этом случае тоже нет невиновных. Если родственник сильно нуждался, то почему боялся попросить? Если у него болезнь - зависимость, то почему никто ничего не замечал, не предпринимал меры? И даже если речь идет о банальной зависти и стяжательстве – где были ваши глаза прежде, почему не помогли человеку разобраться, остановиться?

И вот – еще один ответ. Леность души, равнодушие не побуждают помогать, протягивать руку, одергивать, если не прав и подставлять плечо, когда оступился дорогой человек. Или и дорогих уже не осталось?

Полицейские при этом могут считать подобную статистику доверием к органам МВД и рапортовать о хорошей работе. Только, и они удивлены. Что-то чересчур, братцы. Или даже братство осталось в прошлом?

Сегодня читают