Главная » Истории » Смертельная «Лирика»

Истории

Смертельная «Лирика»

24.11.2016АвторКристина Мруг

Новостной поток последних двух недель:

Сотрудникам управления по контролю за оборотом наркотиков ГУ МВД по Краснодарскому краю поступила оперативная информация о том, что в нескольких аптеках Сочи незаконно продаются сильнодействующие лекарственные препараты. В ходе проверки информация подтвердилась. Полицейскими задержаны две жительницы Сочи – владелицы аптек.

В ходе обыска по месту жительства одной из подозреваемых полицейскими обнаружены и изъяты более 13 млн. рублей, а также более 3 тысяч упаковок с лекарственными препаратами, отпуск из аптек которых предполагает обязательное назначение врача. Все изъятые препараты направлены для проведения экспертизы.

Возбуждены уголовные дела. Женщины заключены под стражу. У владелиц аптек конфискована крупная партия препарата "Лирика", который в ряде случаев используется для приготовления наркотиков.

Итак, в Сочи аптекари намеренно затариваются «Лирикой»  и продают ее круглосуточно без рецептов не в медицинских целях, а для собственного обогащения. То есть они уже и не аптекари по факту вовсе, а фармо-наркобароны. Гореть им, конечно, этим дамам и всем остальным, кто убивает ради наживы.  Наркотики.

 Сегодня я со смертельной прозой.

- Андрея сбил автобус. Насмерть.

Тишина на другом конце провода. Таня рассматривает свой педикюр, сидя в мокром купальнике на полотенце. Галечные остряки впиваются в плотное тело. К поездке на море готовилась. Отпуск для сургутян - как обед, обязательный и по графику. Ничего не может нарушить заведенный порядок. Сорок дней в году, из них двадцать – лежа на пляже. Иногда ныряя в теплую глубину, но по большей части на гальке на спине, с закрытыми глазами.

- Как и когда это случилось? За секунду перед Таней пробежала вся жизнь младшего брата, симпатичного голубоглазого Андрейки. 22 года отмечали скромно в феврале, в пятнадцать его впервые поймали за варевом ханки. В восемнадцать, когда от наркотиков умер старший брат Петр, Андрей безропотно сдался в реабилитационный центр. Верили, что хотя бы его уберегут от страшной смерти.

Год назад у родственников снова начали пропадать песцовые шапки и деньги из кошельков. А сам Андрей начал появляться дома с сузившимися закатыающимися глазами. Снова призвали Таньку. Она наметанным глазом посмотрела на руки. Потом дружно с сестрами плакали, били и материли его. Скорбно молчали. Таня напрягла связи в администрации, устроила бесплатно в самый дорогой центр реабилитации ХМАО, где «дурь» в очередной раз выбили. Очередь в реб.центр была огромная, пришлось даже потеснить двух женщин из богатого департамента имущества. Беда у сургутских родителей была общая. Довольная мать хвастались – Андрей устроился на работу, мойщиком на автобазу. Первую зарплату 40 тысяч принес в семью всю, до копейки.

Танька была старшая из четверых. Родители ее никогда не жаловали. Родилась она коричневой, скрюченной, некрасивой и орущей. Забота о болезненном младенце всецело легла на плечи бабушки Эльзы. Немка, из семьи военнопленных, огромного роста и мясистого веса женщиной была мирной и покладистой. Молодые родители при первых криках из колыбели, молча совали девчонку Эльзе и испарялись на вечерние танцы. Через пару лет родилась Лариска. Врачи в львовском роддоме ахнули – вылитая Бриджит Бордо. Носик ровненький, глазки распахнутые, губки бантиком. Но характер стервозный, завистливый, черной королевы. Ее задаривали, залюбливали, млели от белокурой зеленоглазой маленькой красотки. Мама рассматривала второю дочь часами, играла с ней в куклы. В 17 лет Лариска выиграла первый конкурс красоты «Мисс Сургут».

Вслед за Ларой один за другим появились Петр Петрович и Андрей Петрович. Многодетной семье выделили уникальную по тем временам двухэтажную квартиру  на последнем этаже девятиэтажного дома. Бабушка Эльза кормила и растила детей, мама рожала и ездила в отпуск. Папа зарабатывал на всю ораву на буровой. Отдыхали на море и на родине отца - во Львове.

Наркотики пришли в семью в начале 90-х. Петя был здоровым высеченным  красавцем, тягал штангу в качалке. Атлетичного яркого парня приметили, втянули в бригаду рыночных налетчиков. Вся бригада подсела на героин. Воровал, дрался, корчился. Семья спасала, лечила - покрывала. Из квартир  матери и сестер выносил все – цепочки, шапки, шубы – первые видики и даже утюги. Умер от передозировки  высохшим до тростинки, быстро, сгорел за несколько лет. Но успел подсадить младшего брата – вдвоем сподручнее было колоться, воровать, обманывать семью.

Брат учился в техникуме - забросил. После скоропостижной гибели Петра лечился в реб.центре, завязал, перешел на траву. Погиб 22-летним, перебегая дорогу, под колесами вахтового автобуса. Сестры остались у родителей вдвоем. А у многих сегодняшних сургутских бабушек и дедушек нет ни детей, ни внуков. Дети – памятник на кладбище.

Героиновая чума началась в Сургуте в начале 90-х. В каждом доме была нехорошая квартира, где продавали, варили, подсаживали старшеклассников и молодых людей обоих полов. Ни в одном доме, ни в одной организации, будь то Администрация города, Почта России, Сургутнефтегаз или продуктовый магазин не было матерей и отцов, которые бы не погрузились в спасение от наркотического ада своих детей.

Вслед за наркотиками массово и со скоростью гриппа, среди тех, кто на игле, начал распространяться СПИД. Обколотые инфицированные наркоманы не брезговали даже оставлять бритвы со своей зараженной кровью в подъездах или колоть иголками с каплей своей зараженной крови в автобусах обычных здоровых пассажиров- детей, взрослых, стариков - без разбора. Многие жители города перестали ездить в общественном транспорте. В подъездах никогда не снимали перчаток, как в Хиросиме народ ходит в масках, в Сургуте можно было летом увидеть горожан в медицинских перчатках. Парки, скверы, качели во дворах были усыпаны шприцами. Очень быстро пришли похороны. Пик смертей пришелся на 94-98. Вымирали классами. Наше поколение последних пионеров в Сургуте и его округе можно смело назвать мертвым.

Давайте без лирики, наркотики – это вселенское зло. Большое черное горе. Сейчас в Сочи и в России для нового поколения не знакомого с ужасами наркомании начался новый виток зависимости, еще более циничной - на спайс подсаживаются с первого раза, "Лирика" благодаря услужливым дельцам доступнее аспирина. Куда мы катимся? Нам мало одного потерянного поколения 80-х? Какие еще причины нужны для того, чтобы сказать наркотикам "нет"?

Сегодня читают