Главная » Истории » Глобальное подтопление

Истории

Глобальное подтопление

Приплыли!

Сочи плавает давно. Старожилы помнят, как в  1978  вышедшая из берегов река затопила центр города, в 1991 году ущерб от наводнения, вызванного августовским смерчем, составил 163 млн. рублей. В двухтысячных история повторилась.

В последние годы курорт топит с особенной силой – каждый мало-мальски продолжительный дождь оборачивается локальными наводнениями, а если на подмогу приходят смерчи – под воду уходят машины, дороги, дворы, дома и целые районы со стратегическими объектами. В интернете гуляют кадры с плывущими на матрасах людьми по ставшей рекой дороге в июне 2015. Эдакая сочинская Венеция. Все это было бы смешно, если бы не было так грустно.

Под водой

- Вода уже в подъезде, где твои документы? – за последние 15 минут это был уже пятый звонок от мамы. Признаться честно, когда она позвонила в первый раз с сообщением, что нашу квартиру на первом этаже дагомысской хрущевки затапливает, я не поверила. Теперь же лихорадочно вспоминала, куда положила паспорт и документы на квартиру.

Через час, стоя в полукилометре от дома, отрезанного от меня все прибывающим грязевым потоком, пыталась представить себе квартиру – много ли там воды, остались ли в целости хоть какие-то вещи, успели ли спастись кошки. Вода уходила медленно. Сантиметров по 10 в час. Под толщей грязи виднелись силуэты машин – покорёженных, перевернутых, играючи принесенных со всего Дагомыса бурным потоком. Зеваки снимали со смехом происходящее на телефон. Хотелось запустить в них чем-нибудь тяжелым – если бы это было их имущество, они бы не стали отпускать шуточки на камеру.

Не дождавшись,  пока вода спадет, почти вплавь добралась до подъезда. За дверью ждало месиво из грязи – одежда вперемешку с предметами быта, перевернутыми стульями, вывернутыми дверцами шкафов, опрокинутым холодильником и разбухшими, забитыми илом полками. Все на уровне метра покрыто густым слоем грязи – вилки, ложки, кастрюли. Грязью залита плита, телевизор, пылесос, стиральная машинка. Вещи, постельное белье, зимнюю одежду, обувь выбрасываю мешками – не отстирается. Под ногами хлюпающая жижа. Еще утром это был ковер. По всем стенам грязные затеки – прощай прошлогодний ремонт! От потопа не испортилась только деревянная кровать, все остальное на свалку.

Трюмо , чтобы вывезти, рубили топором – за три дня грязь успела зацементироваться.

- Может  там что-то нужное есть? – спросили пришедшие на помощь сотрудники местного поселкового совета.

- Выбрасывайте так, там все равно все спеклось, – трое суток ночевок на сырой кровати, в грязи, без горячей воды, света и газа дают о себе знать. Не хочется ничего. Скорее бы закончился этот ад. Тащу к выходу мешок с книгами из-за въевшегося ила ставшими тяжелее кирпичей. Там же семейные альбомы. Самая старая фотография в них датирована 1926 годом с подписью прабабушки: «моя дочка». Хорошо, что бабушка не дожила до этого кошмара, это был бы последний день ее жизни. Чуть было не выбросили коробку с дедушкиными орденами и медалями – в грязи ничего не различить. Вовремя рассмотрели. Поскоблили, отмыли.

На пороге меня окликают:

- Екатерина Викторовна, с днем рождения! - вручают заплывшее грязью свидетельство о рождении. Я о нем совсем забыла. И о дне рождения тоже. – Спасибо! Пришлось бы побегать, чтобы восстановить.

Встречаю тридцатипятилетие без света, в разгромленной квартире, практически бомжом. Самое главное – не думать о том, что будет завтра. Резиновые сапоги не снимаю четверо суток. Хорошо, есть друзья и знакомые, которые пришли на помощь, хотя я даже не просила. Приехали, разрезали ковер, вытащили по частям, подвинули шкафы, часть вещей, которые была надежда отстирать взяли домой на стирку.

На пятый день добрались до кухни. В шкафу проросла крупа. В открытую дверь постучали.

- Эпидемиологическая служба. Выпейте это от инфекционного заражения, - протягивают флакончик с неприятно пахнущей жидкостью.

- На пятый день? Всем, чем я могла заразиться, уже заразилась. У нас даже питьевой воды не было. Пили из-под крана, и никто не предупредил, что в Головинский водовод попали стоки размытого оползнем кладбища. Спасибо, пейте сами.

Я не заболела. Сделала ремонт на выделенные государством деньги – за полную потерю имущества 100 тыс. руб. на человека. На двоих получилось 200 тысяч. Как говорится, ни в чем себе не отказывайте! Три месяца жила в руинах. Сушила пятью обогревателями стены, чтобы не завелся грибок. Сожгла проводку. За свет и воду заплатила по 3 тысячи, хотя мэр в телеинтервью обещал, что коммунальщики спишут пострадавшим от наводнения суммы за потраченные на восстановительные работы ресурсы. Не списали. Взяли по полной.

Пережитое наводнение стало самым сильным впечатлением в моей жизни. Теперь от каждого прогноза погоды, в котором фигурируют слова «смерч» и «выход рек из берегов» меня начинает трясти. Я помню, где лежат документы и деньги и не кладу вещи на  нижние полки в доме. До сих пор меня мучает вопрос – почему мое имущество, как и жилье сотни других «счастливчиков» по всему Большому Сочи попало под раздачу?

Строить нельзя!

За год до июньского наводнения Президент дал Поручениеот 10.09.2014№ Пр-2166 «По итогам совещания по ликвидации последствий паводковой ситуации в регионах Российской Федерации 4 сентября 2014 г.» (г. Горно-Алтайск), в пункте 4 которого сказано: «рекомендовать органам государственной власти субъектов РФ принять исчерпывающиемеры, в том числе нормативно-правового и административного характера, исключающие строительство нового жилья, садовых и дачных строений, объектов производственного и социального назначения, транспортной и энергетической инфраструктуры в зонах, подверженных риску затопления и подтопления». И что мы видим в Сочи? С 2014 года в русле реки Западный Дагомыс, в зоне ЧС построено 12 многоэтажных домов, разрешения на строительство которых выдано городскими властями. Еще 10 высоток строятся на первой линии, в зоне подтопления, на плавающих грунтах.

- По гидрологическому режиму река Западный Дагомыс является самым опасным объектом в Сочи. По справке Гидрометслужбы на этой реке модуль стока на квадратный километр составляет 13. Для сравнения: на реке Сочи коэффициент 2,6. Это означает, что интенсивность паводка на реке Западный Дагомыс гораздо быстрее и мощнее по сравнению с тем же процессом в бассейне реки Сочи, - рассказала участникам дискуссии по развитию Дагомыса, проходившей в июле 2018 года специалист по гидрологии Елена Дзагания. – Во время паводка 2015 года затапливалась вся долина реки Дагомыс, включая Восточный, Западный и их слияние. Многие специалисты считают, что причиной подтопления Дагомыса в 2015 году был не столько сильный паводок, сколько застройка русла реки. Многие почему-то считают, если в горах есть ровное место, то оно самое подходящее для застройки. С точки зрения человека, который изучает гидрологические процессы, любое ровное место в горах является следом опасного гидрологического либо геологического процесса: либо это затапливаемая пойма реки, либо конус выноса селя, либо язык оползня, который стабилизировался. И эти места почему-то сейчас считают более предпочтительными для застройки.

По информации ТАСС 24-25 июня в зону затопления в Сочи попали 1 тыс. 916 жилых домов, из них 983 повреждены. На ликвидацию последствий и выплату компенсаций пострадавшим от июньского наводнения в Сочи было потрачено более 1,3 млрд. рублей. Из них 528 млн. направили на выплату за частично или полностью утраченное имущество граждан. 

А теперь прибавим к количеству затопленных домов новостройки последних лет. Кто будет оплачивать компенсации им? Застройщик, заработавший на строительстве многоквартирого дома в зоне ЧС? Чиновник, подписавший разрешение на строительство в русле реки? Нет, государство. Интересная картина: Президент запрещает, местные власти разрешают, застройщики зарабатывают, а государство тратит бюджетные средства на компенсации после очередного наводнения. И, что самое главное, в коррупционных скандалах лихорадивших курорт весь 2018 год  нет ни одного задержания за выдачу разрешения на строительство в зонах, подверженных риску затопления и подтопления.

Октябрьская блокада

Последняя неделя октября 2018 года отметилась в истории сочинских наводнений еще одним крупным ЧП. Стихия размыла железнодорожные пути, разрушила участок дороги Джубга-Сочи в районе автомобильного моста через реку Макопсе. Сочи был отрезан от автомобильного и железнодорожного сообщения несколько суток. В городе и крае был введен режим ЧС.

В Лазаревском районе из берегов вышли реки Макопсе и Аше, затопило 26 домов, в Вардане и Нижней Хобзе эвакуированы люди. В Хостинском районе ушел под воду первый этаж городской больницы №3. В Кудепсте улицы Искра и Апшеронская. В Адлерском районе сошли сели, был затоплен ряд улиц. Не пощадила непогода и коммуникации – в Лазаревском районе обесточено 20 подстанций, остались без воды жители Хобзы и Горного Лоо. Нарушено газоснабжение в поселке Волковка.

По словам жителей Кудепсты, пострадавших от наводнения и в 2015, и в 2018 годах, прежние паводки не были такими сильными и не несли столько разрушений из-за того, что не было застройки по берегам реки.

Эту информацию подтверждают и в Минприроды края. В ответ на обращение жителей Дагомыса о необходимости предупреждения ЧС на реках через проведение берегоукрепительных работ, министерство ответило следующее: «планирование и осуществление строительства берегоукрепительных сооружений на территории муниципального образования город Сочи в большинстве случаев не представляется возможным в связи с нарушениями природоохранного и водного законодательства администрацией муниципального образования города Сочи и внутригородских районов при предоставлении земельных участков».

И далее «В случае наличия угрозы жизни и имуществу граждан на территории муниципального образования, при возникновении чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, обязанности по их защите возложены на администрацию муниципального образования».

И еще один крайне интересный факт. Переписка ведется через год после наводнения 2015 года. В ответе МПР от 2016 года разъясняется порядок подготовки документов для проведения берегоукрепительных работ и уточняется: «соответствующие документы с заявлением о необходимости проведения берегоукрепительных работ от администрации муниципального образования г. Сочи в министерство не поступали». Получается, что администрация и пальцем не пошевелила для того, чтобы обезопасить жителей от повторного наводнения. А зачем? Ведь на ликвидацию последствий выделяются федеральные миллиарды, надо только отчитаться об их освоении.

Топить будет чаще

«Катастрофические речные наводнения, приводящие к человеческим жертвам и вызывающие наибольший ущерб, чаще всего случаются в Краснодарском крае летом и осенью. Ежегодный экономический риск речных наводнений для Краснодарского края составляет приблизительно 13,2 млн.  долларов», — цитирует  ВГТРК сотрудника МГУ им. М.В. Ломоносова Дмитрия Магрицкого.

Ученые использовали данные Росгидромета и МЧС для того, чтобы составить карту наводнений в крае и определить их цикличность. По их данным периодичность наводнений варьируется от 6-7 до 10-12 лет, а в дальнейшем количество потопов будет увеличиваться.

По словам Д. Магрицкого, такая ситуация складывается из-за сложного рельефа, горных рек и частоты экстремальных погодных явлений и усугубляется расположением населенных пунктов в долинах и устьях рек.

Что можно сказать после таких неутешительных прогнозов? Фраза про «спасение утопающих» не греет. Но, к сожалению, с пострадавшими от наводнения так и происходит – ликвидация последствий стихии – дело рук самих пострадавших. Проверено на себе.

Сегодня читают