Главная » Истории » Гастрольный чёс

Истории

Гастрольный чёс

06.06.2017АвторЛариса Гульцева

Пережарившись на не всегда ласковом южном солнцем, провалявшись весь день под не всегда прохладным щекочущим бризом, понежившись в водах не всегда спокойного Черного моря и съев пару кило не всегда диетической чурчхелы, точно понимаешь, что такое счастье. Бронзовое загорелое тело – разнежено, задышавшие вдруг в полную мощь легкие готовы петь тебе оды, рифмованные излюбленной Горацием алкеевой строфой, мышцы – рады интенсивным водным процедурам, а голова – полной и бескомпромиссной перезагрузке от всех повседневных мыслей. Про таких говорят, «как заново родился». Порадовав глаз видом оранжево-красного сочинского заката, нехотя поднимаешься, наконец, с шезлонга с твердым намерением подумать теперь и о душе.

Отбросив предложения Фестивального, Летнего и Зеленого, ибо не громкой музыки жаждешь, а окончательно окрыляющего катарсиса, вспоминаешь, что на таком же блаженном юге, на берегу Эгейского моря, в просторных амфитеатрах изысканной Эллады зародился старый добрый театр.

И вот он пред тобою – жемчужина у «Жемчужины», летний центр страны для театральных гастролей. Душа требует: сюда! Спешно бросаешь в гостиничном номере шлепанцы, панаму и темные очки, и воодушевленно, в предвкушении скорого блаженства, с улыбкой дефилируешь к красивейшему зданию, построенному – справедливо отметить – в греческом стиле. Величественный периптер – четырёхугольник, обрамлённый колоннадой коринфского ордера уже манит, сидящие на фронтоне прелестницы – Живопись, Архитектура и Скульптура, любовно созданные Верой Мухиной (насколько изящнее, нежнее они знаменитых рабочего с колхозницей), кажется, секунду и начнут призывно махать и, ты, совершенно загипнотизированный, готов уже за ними и в воду и в огонь...

Не для жертвоприношений строился этот памятник греческой архитектуре. Не божий храм, но храм искусства. Так и ждешь богов, точнее, небожителей. В предвкушении открываешь афишу и …грустно вздыхаешь. Бросаешь драматично-трагичный взгляд на фронтонных красавиц. В воду. В огонь. В Новомихайловку, господи прости. К Аиду на огонёк. Куда угодно за вами, дорогие, прекрасные нимфы. Только не в зал.

Если бы можно было оценить репертуарную политику Зимнего театра по обычной школьной шкале, то пришлось бы поставить тройку с минусом. 75% мероприятий в самый разгар сезона рассчитаны на зрителя за 50 или на совсем уж непритязательного и не особо-то образованного жителя дикой глубинки.

Не перепутать бы причину и следствие. Это спрос рождает предложение? Или не разбирающимся гражданам приходится довольствоваться тем, что предлагают?

Фото srgazeta.ru

В театр на курорте ходят действительно только те, кто в обычной жизни не успевают или не интересуются. Такие, которые в родных городах в театр «попадают». У подруги освободился билет, подарили корпоративный бонус на новый год, жена потащила, повели классом. Или те, для кого поход в театр – великий повод надеть платье, которое «на свадьбу племянника покупали» (ибо валяется уже 5 лет и – куда еще? Не на рынок же!). Или те, кто собираются поразить молодую любовницу (вот увидит вблизи какого-нибудь Дюжева и, конечно, сразу растает).

На отдыхе хотят исключительно расслабиться и «поржать». Новаторские режиссерские ходы, актуализация текстов, неожиданная трактовка классических произведений вроде и не нужны. 

Для таких в сочинском Зимнем театре из года в год – огромное разнообразие самых разных антреприз. Обычно весьма и весьма уступающих по качеству репертуарным спектаклям даже далеких от столицы провинциальных театров. Репетиций часто слишком мало, режиссер может отсутствовать вообще (к слову: эпоха актерского театра в России завершилась еще в 19 веке), а соответственно, и общая идея спектакля, его концепция. В театре, как в кино и литературе – свой масскульт. Слепленные на скорую руку спектакли-однодневки, как бульварные романы – посмотреть и забыть. Иногда – как попсовая музыка – вроде и не нравится, но прицепится – можно весь день напевать. Бульварные романы – читают, фильмы сомнительного качества – смотрят, музыку в три аккорда – слушают. Они же – на антрепризные спектакли ходят.

Театральный фастфуд никогда не перестанет приносить деньги. Он прост в приготовлении, не требует красивой подачи, а у того, кто крикнет «Свободная касса» – мгновенно выстраивается очередь. Пара-тройка мыльнооперно-сериальных (типа медийных) имён и аншлаг обеспечен. С десяточек среднестатистических шуток на грани фола, проходящих где-то по пупку, если не ниже пояса – обеспечен и успех. Беспроигрышный вариант – юмор, понятный всем ещё со времён упадка Рима. Ключевое слово, конечно, «упадка», но не об том сейчас речь. У большинства людей все это не вызывает даже отрыжки. Только избалованный гурман, привыкший к изысканным театральным блюдам, вымученно скривившись, выплюнет полуфабрикатную стряпню и гордо удалится восвояси, всеми силами пытаясь заглушить удушающий рвотный рефлекс. 

Понять организаторов можно, им главное – продать зал. И зрителя, к сожалению, тоже.

Поэтому всех всё устраивает. Аншлаг есть, довольный зритель присутствует. А с чем ему, неискушённому, сравнивать? Хочется словами ильфо-петровского дворника ситуацию оценить: «Кому и кобыла – невеста». Вот только Бендеровский ответ сюда не подходит. Вопрос – ну хотя бы один – на поверхности. Почему в афише Зимнего театра на следующие пару месяцев меньше десятка спектаклей старых репертуарных театров?

Многое решает подход. Антреприза уже сразу создается для того, чтобы быть компактной и «легкой на подъем». Лаконичные костюмы, простые декорации, минимум реквизита. Это такой аналог средневекового балаганчика – откинули заднюю стенку повозки – вот тебе и сцена – играй. Чтобы привезти в другой город репертуарный спектакль с громоздкими сложными декорациями – нужен порой не один десяток огромных фур. А уж сколько монтировщиков, электриков, инженеров и рабочих сцены… Для некоторых спектаклей подмостки приходится в прямом смысле слова отстраивать заново – устанавливать поворотные круги, поддоны для сбора воды, делать подвесы для сложных нависающих конструкций.

Все это – деньги. И риски, что работа и перевозка не окупятся. Прибыль даже от полностью заполненного огромного зала может не покрыть расходы. Привлечь зрителя можно, опять же, громкими фамилиями, но подстроить гастрольный тур репертуарного театра под съемочный график, например, Хабенского – задачка порой сродни теореме Ферма. Билеты будут запредельно дорогими, список спектаклей слишком ограниченным.

Среди отдыхающих в Сочи полно москвичей или жителей столицы. Они втридорога не пойдут: могут посмотреть спектакль за обычную цену, на обычной площадке. А смогут ли себе позволить заплатить такие деньги курортники из небольших городов, которые на этот долгожданный двухнедельный отпуск на юге весь год копили?

Посмотреть на Миронова за 20 000 или на Бойко за 4 000? Выбор очевиден. Пойти на сериальную Ходченкову или на чудесную, исключительно театральную Евгению Крегжде, молодую звезду театра Вахтангова? Конечно, первая. Кто ж знает, что на сцене вторая – настоящая (почти греческая) богиня?

Репертуарному театру нужны поддержка и дотации из бюджета страны, от местных департаментов культуры, администраций или бизнесменов, которые возьмут на себя расходы по транспортировке, будучи уверенными, что получат прибыль от продажи билетов. В этом не уверен никто, и потому оплатить приезд театра в свой город берутся не все. 

Времена, когда в целях просвещения жителей регионов столичные театры закрывались на лето и отправлялись с большими гастролями по всей стране, прошли.

Теперь столичный театр выезжает «за МКАД» в основном по приглашению или в рамках госпрограммы.

Кого бы попросить, чтоб пригласили?..

А если и пригласят – пойдет ли массовый зритель, привыкший к фастфуду буквально во всем, в свой отпуск на сложную, тяжелую, многоуровневую постановку, которая заставляет думать, переживать, грустить?

Фото my-loveli-film.ru

И как разобраться ему, открывшему афишу, от культуры далекому – где дешевый низкопробный фастфуд, а где – великое искусство, стройное и высокое, как коринфские колонны величественного Зимнего театра?

 

Сегодня читают