Главная » Истории » Полеты над бездной

Истории

Полеты над бездной

10.03.2017АвторМаксим Максимов

«Душа в пятках» - однажды я проснулся и понял смысл этого выражения. В тот день мне предстояло ради телевизионного репортажа совершить банджи-прыжок в сочинском Скайпарке. И вот, утром я открываю глаза и ощущаю, как страх тысячей иголок пронзает задние части ступней. Ого! Как минимум необычно: раньше такого первобытного ужаса я никогда не испытывал. А бывало в жизни журналистской до этого разное: и под обстрел попадал во времена КТО в Чечне, и в шахты рухнувшие забирался на Кузбассе, да и просто в гости на «воровские малины» порой заглядывал, что твой Володька Шарапов в «Месте встречи...» А вот до «души в пятках» всё никак не пробирало.

Скайбридж — самый длинный подвесной пешеходный мост в мире. Внизу под тобой больше двухсот метров пропасти Ахштырского ущелья. Где-то там лента дороги в Красную Поляну, машинки - спичечные коробки. Ветер в лицо, а вдалеке на горизонте дружелюбно отражает солнечный свет Черное море. Я уже стою на краю платформы для банджи. Мою душу в пятках согревает Закон больших чисел. Мне как математику по образованию приятно знать, что сама королева-Статистика на моей стороне: на тот момент в парках AJ Hackett по всему миру уже было совершено несколько миллионов коммерческих прыжков. Несчастных случаев — нуль. Симпатичное кругленькое число.

 

Не дожидаюсь отсчета инструктора, прыгаю и лечу! Лечу! Страх остался на краю платформы. Восторг! Полет! Жизнь! Пока поднимают наверх, успеваю подумать: до чего же надуманными и глупыми именно сейчас кажутся обычные проблемы. Мы их раздуваем до огромных размеров, перестаем за ними видеть саму радость жизни! Теперь же произошла переоценка. Reset. Обнуление. Появилось понимание: я могу гораздо больше, чем мне кажется! Потом я узнаю: всё это типичные переживания практически каждого счастливчика, испытавшего банджи.

AJ Hackett — тот, кто подарил нам эту возможность познать себя. Алан Джон Хаккетт, так звучит полное имя — новозеландский любитель экстрима. В 80-х он подсмотрел идею прыжков с высоты у аборигенов с австралийского острова Троицы. Но сам способ крепления с помощью лиан не показался ему таким уж безопасным. Поэтому Эй Джей с друзьями придумал современный банджи-канат с особым способом плетения из каучуковых нитей. Подход был самый серьезный — много расчетов и испытаний. Затем был ряд знаменитых прыжков Хаккетта — сначала с моста на родине в Новой Зеландии. Потом в 1987 году удалось в обход жандармов покорить Эйфелеву башню. Так банджи прогремел на весь мир. И уже в 1988 год Эй Джей конвертирует славу в прибыльный бизнес - открывает свою первую коммерческую площадку.

 

Мечтать и воплощать мечты умеют и в России. Дмитрий Федин тоже как-то попробовал летать на банджи в Новой Зеландии. После заболел полетами наяву и не находил себе места. Захотел построить подобную площадку в России. Ахштырское ущелье по дороге в Красную Поляну показалось подходящим. Пока планировали-проектировали, на руку сыграла Олимпиада-2014: правительство России было заинтересовано в развитии Сочи как, цитирую: «горноклиматического курорта». Не одними же спортивными аренами привлекать туриста после Игр. Поэтому дало добро выделить участок земли из Национального парка, строительству не препятствовать. Удалось Дмитрию заразить идеей и самого Эй Джея. Даже пионер банджи-джампинга согласился, что ничего подобного нигде не строил: сразу и масштабный объект мирового уровня для прогулочных экскурсий и, заодно, гроздь экстремальных аттракционов на нем.

- А если сердце взорвется?

- А это я завещание подписываю?

- А памперсы выдаете?

Регина Дубовицкая в «Аншлаг! Аншлаг!» не выслушивала в круизах по Волге столько искрометного юмора от своих матерых юмористов за месяц, сколько сотрудники Скайпарка на кассах аттракционов за день.

Нормально, обычно. Нервные шуточки — хорошая реакция гостей при стрессе. Значит, «клиент дозрел». Кстати, почему-то все уверены, что девушки прыгают больше парней. Ан нет, у мужского пола по статистике небольшой перевес. Впрочем, больше 80% посетителей Скайпарка как правило, пришли просто прогуляться. А заодно охнуть, зажать рукой рот - «смотри, прыгает кто-то!». И безопасно, держась за надежный поручень для зрителей, взглянуть за грань — каково это, добровольно лететь в пустоту. Мы — люди, существа социальные. Чужой страх порой чувствуем острее, чем свой. И это ощущение причастности, пусть со стороны — тоже высотный аттракцион. Обстановка на площадке — вечный праздник!

Сразу после прыжка очередной смельчак задиристо бросает в зрителей стихотворные строки фристайла: «Здесь пешеходный мост над пропастью висит, длиной в полкилометра, прыжки с моста на 200 метров вниз, летишь-летишь как птица, внизу река струится». Неплохо для импровизации. Особенно если автору 87 лет! Борис Графов в этом феврале поставил рекорд возраста на точке BUNGY 207. Пенсионер выбирался в Сочи для прыжка окольными путями: детям и внукам сказал, что он просто на санаторный ленивый отдых. При прощании со Скайпарком он одной рукой сжимает мне ладонь хватом клещей для кокосового ореха, другой держит флэшку с видео своего прыжка и подмигивает: «Пусть посмотрят! Докажу всем, что живой!»

 

- Пока, Борис! - кричит ему вслед инструктор. Джамп-мастер. Один из тех, кто несет безусловную ответственность за каждый прыжок. Нет строгих правил, но чаще всего они на «ты» с гостями, которые оказались на краю платформы. Тут спадает вся шелуха, неважна вычурная вежливость. Они маги-волшебники: в считанные минуты превращают дрожащего от ужаса человека в счастливого. Они - нынешние рок-звезды: есть фанатки, есть звонки желающих попасть к кумиру на запись, есть море аплодисментов каждый день под грохот гитарной музыки из колонок на площадке для банджи. Как и рок-кумиры, они сами пришли в этот сияющий мир локальной славы не из аристократии: кто-то из альпинистского спорта, кто-то из горнолыжного, есть и спасатели. А то и просто харизматичные "ребята из соседнего двора", знакомые со спортом. Здесь они поймали птицу Удачи за хвост, прошли строжайший отбор и теперь наслаждаются жизнью и работой. Как говорит иностранный менеджмент, если ты сам «have fun», то значит и клиент этот «have fun» к гадалке не ходи, получит.

 

- Девушка, Вам нельзя прыгать Bungy 207 метров с таким диагнозом! Простите, пожалуйста!

Юлия Комина сидит в инвалидной коляске. Из ее глаз ручьем бегут слезы. Мечта оказалось неосуществимой. Не всё так радужно в этой сказке вечного праздника под облаками. У Юлии перелом позвоночника: давняя травма из 90-х, результат поездок на мотоцикле. Её успокаивают: «207 метров особая ответственность, попробуйте Bungy 69 метров! Тут и лететь на несколько секунд меньше, и мы за Вас переживать не будем — перегрузки минимальные даже для такого диагноза». Юля сквозь рыдания соглашается. С помощью джамп-мастеров совершает прыжок. А затем другой. А потом снова и снова в течение 2016 года приезжает из родной Москвы в Сочи. Из аэропорта сразу в Скайпарк. Может за день совершить больше пяти прыжков с точки 69 метров. Наконец, совещание мастеров. Решают: Юлия в полете ведет себя уверенно, да и врачи подтверждают — полеты оказались для нее абсолютно безопасны. Разрешаем Bungy 207 метров! Конечно, в особой обвязке, с особым запуском, но принципиальных проблем теперь не видим.

- Я самый счастливый человек в мире! - кричит она после заветного полета-исполнения мечты. Юлию несут по Скайбриджу на руках. Навстречу идет очередная экскурсия. Гости, конечно, ничего не знают ни о Юле, ни о её диагнозе, просто улыбаются:

- Ой, девушка, вы не представляете, как мы вашему счастью завидуем, может когда-нибудь и сами!

 

«Душа нараспашку» - не особо раньше я понимал смысл этих слов. Теперь вот частенько приезжаю работать в Скайпарк утром до открытия для посетителей. Для души перед походом в офис выхожу на мост. Он слегка качается, как и положено подвесной конструкции. Ветер приподнимает меня над бездной, а уже и не страшно. Первый гость осторожно делает шаг вниз по ступенькам:

- Как тут прыгают люди-то?

Распахиваю душу:

- А давайте расскажу!

Сегодня читают