Главная » Истории » Под гребнем «Новой волны»

Истории

Под гребнем «Новой волны»

01.10.2016АвторКристина Мруг

- Гостевое интервью региональному каналу? Уже полтора года снимаете проект? Да, я получил Ваше письмо. Сегодня открытие «Новой волны», Вы там будете? Отлично, подходите за кулисы,  я на Вас сначала посмотрю.

А теперь помедленнее, я записываю и начинаю волноваться от многообещающего начала «Новой волны».

Приходите. Я. На. Вас. Посмотрю.

Пиарщик сомнительной поп-группы «Градусы» поразил своим незамысловатым предложением предварительного показа товара лицом. Смеясь, дефилировала и кружилась по квартире: изображала то томный, зазывающий взгляд роковой женщины вполоборота из-за плеча, то непроницаемый, безразличный и немного надменный, как у моделей на подиумах бесконечных Fashion Week.

- Обратите на меня внимание, педантичный предстатель «Градусов», я хороша, румяна и свежа, вполне себе убедительна – продюсер телепроекта с форматными звездными интервью. У нас уже были 60 самых известных медийных персон страны, приглашаем и Ваших подопечных.

Что он хотел увидеть в таком же продюсере, как и он сам?! Золотые зубы, вставную челюсть, халат с бигудями, или «лишь бы я ходила голая рядом» как в хите «Градусов»?!

Пришла в лучшем белом платье. Мой киприотский «оффшор» с майской поездки на остров. Но я и без дефиле собиралась его надеть на открытие попсового цунами для 200 миллионов телезрителей. Встретились за кулисами перед выходом дуэта. Градусный эксперт посмотрел, причмокнул одобрительно - кивнул, завтра в 14:00. От отеля Pullman, где компания АРС расселила весь «звездопад», свиту и федеральную прессу, до съёмочной площадки три минуты. Но модный показ из киприотского бутика не спас ситуацию. После автопати солисты были под высокими градусами вплоть до выхода на сцену новым фестивальным вечером. Не доехали и через сутки, в свободное время или спали, или пили. И без малейшего стеснения рассказывали о столь ответственном цейтноте прессе. Не беда, если они с утра заболели - сами себе поставить новую банку с пивом «Градусы» прекрасно сумели.

«Новая волна» пузырилась пафосом и пенилась фальшью с первых дней. Отключенная дважды фонограмма Филиппа Киркорова даже самым ярым поклонникам таланта эстрадного короля пробила в набат – на сцене New Wave Hall артисты «Новой волны» поют по «фанеру». Билеты в первые ряды и ВИП-зону перекупщики продавали по 60 тысяч рублей. Пара почтенных лет с небольшим маслосырзаводиком из Средней полосы России купила как раз у сцены – муж решил сделать подарок супруге к годовщине свадьбы. Жена в бриллиантах, с меховой пелериной на случай морского бриза, в благоухании Diora, с неутомимой жаждой увидеть созвездие российской эстрады – всех, кто тридцать лет скачет Есаулом, крутит тройное сальто по диагонали, гипнотизирует зрителей плавным жестом руки под звуки взлетающего дельтаплана, помнит, что он московский бамбук и даже давнее лето кастаньет. Дама наслаждалась ровно до того времени, пока не повернулась назад в зал, и не узрела огромный караоке–монитор. Бегущая строка несла текст песен всем выходящим на сцену. А певцы так часто забывали про микрофон и не попадали в слова своих же текстов про любовь-кровь, что искушенная владелица маслосырзавода разгневалась, небезосновательно посчитав себя обманутой. Уточнив у мужа стоимость вечеринки, впала в прострацию, разругалась с несчастным в пух и в прах и, во время второго захода киркоровского «Сиртаки», демонстративно покинула зал.

Бессмысленность и беспощадность телеформата зашкаливала. Очередная поп-инженю, якобы пропевая строчку единственного хита, «ты не такой, ты не такой», все время яростно всматривалась в монитор с текстом. Что она надеялась там увидеть? Что он все-таки «такой»?! Три предложения в песне, три музыкальных такта, незатейливый мотивчик, успешно эксплуатируемый в рекламе средств женской гигиены. Зачем юной деве Юлианне Карауловой караоке? Благосклонно и с пониманием можно еще отнестись к доступной услуге для Иосифа Давыдовича, который может в силу возраста забыть слова из своего, а тем более, из чужого репертуара.

В программе «Новой волны» есть несколько дней, когда гости исполняют хиты коллег по цеху. И, дабы подстраховаться для эфирной версии, некоторым артистам действительно строка необходима. Но всем, включая ведущих, которые читают с монитора:

– Ксюша, привет?! Как дела? Пока не родила! Ха-ха.

Глубокий юмор о первой беременности Собчак. Без права на ошибку и импровизацию.

Или Лев Валерьянович с бессменными двумя барышнями сзади. Брюнетка и рыженькая. Раз в пять лет с функцией замены, копировать–вставить. Сорок лет с синхронными движениям протирания руками окошек. Или двумя кулачками по бедрышкам в такт «городским цветам».

У моего зав.кафедрой хореографического отделения двадцать лет назад, когда он свирепел от наших неуклюжих па или работой у станка «вполноги», самое страшное ругательство звучало так: «Я отправлю сейчас тебя к Лещенко, у него будешь бедрами качать».

Российско-американская шансонье Люба Успенская на вечере Олега Газманова подхватила микрофон после пропущееных двух строк. Зал заулюлюкал, зароптал. Ей не помогло даже караоке. На припеве она снова не вовремя отвела микрофон от накаченных губ. Зрители засвистели. Режиссеры не выдержали - убрали видеотрансляцию с экранов, заменив рекламой. Это был новый успех после провального «Сиртаки» Киркорова.

Организаторы вокального вертепа по многочисленным просьбам трудящихся исправили ошибку прошлого года – перенесли фестиваль с октября на бархатный сентябрь. И, тем не менее, гости Игоря Крутого массового подхватили неизвестный природе вирус. Лечились антибиотиками, настоянными на Hennessy ХO. Из уст в уста передавали рецепт коктейля «Новая волна» для скорейшего выздоровления.

В топе причин отказов в интервью джекпот сорвал репер Птаха. Со вторым псевдонимом Зануда и именем Давид по паспорту. Экс-солист группы Centr приехал специально, чтобы записать новый сингл в дуэте с группой А-студио. Всячески подъезжал к прессе через своих адептов, заботился об имидже и пиаре и уговорил и нас снять его в эксклюзивной беседе о Птаховом творчестве, Занудном кредо и личной жизни Давида. Но за два часа до нашей судьбоносной встречи стало ясно, что Птаха «не долетела» до Сочи. Взят под белы крылышки перед отлетом под подписку о невыезде следователями СК РФ. Инкриминируют ему вместе с остальными участниками группы Гуфом и Слимом экстремизм, «тянущий» на пятилетний срок. Смотрите, уважаемые телезрители, в новом СИЗОне.

Раз с живым исполнением вышла такая заминка, представители звездного бомонда пытались эпатировать и шокировать публику за 60 тысяч рублей - костюмами. Платьями и нарядами назвать их одеяния язык не повернется. Первое место на маскараде глупости занял принц российской эстрады Николай Басков. Блестки, стразы, розовые хрусталики - даже вместо глаз; новогодняя мишура в начале сентября, волосы цвета седины с фиолетовым отливом, позаимствованные из арсенала молодящейся восьмидесятилетней француженки. Носился, ширил рот, вскидывал руки, блестел и осыпался.

В первой сочинской волне Николай на вечере Валерия Леонтьева выходил в образе бенгальского тигра. Вторая волна прибила к берегу Баскова-покемона. Желтый Пикачу скакал за кулисами, на сцене, перед толпами желтых журналистов, которые отчаянно ловили покемона на фотокамеры, в то время как Ксения Собчак, комментируя происходящее, заявляла, что она своего покемона уже поймала.

О творческих баталиях и конкурсантах все забыли с прибытием первых самолетов груженых знаменитостями. До оскомин обсуждали появление Собчак, которую Крутой реабилитировал для работы лицом и животом на федеральном канале. Или грудь-платье нескромницы Валерии. Белое, в пол, с острыми выпуклыми сосками из набивной ткани.

В дни фестиваля дедушкой стал и его генеральный директор Александр Румянцев. Веселый, нервный человек, семь дней нарезавший круги вокруг New Wave Hall. Прессу Румянцев не жаловал, по аккредитациям в зал не пускал. Для прохода требовал специальные наклейки, но и с наклейками путь на закрытие журналистам был закрыт. Впрочем, кто выступает, что завывает, кто победит из конкурсантов, какой барельеф слепили, где заложили аллею звезд - все эти акции шестнадцати финалистов из 12 стран смывались волной нового дня и терялись в потоке горячих историй. Новостные ленты возглавляли не премьеры песен мастодонтов и не творческие судьбы молодых исполнителей. Верстки пестрили сообщениями о потерянном чемодане Меладзе, стоимости номера Рики Мартина и его романтических связях, посещением Сочи Стинга, чей Майбах увезли самые трудолюбивые эвакуаторщики в стране, неслучившимся «Сиртаки» Киркорова и охотой на Покемона-Баскова.

Был только один день, пахнущий жасмином и розами. Вечер Игоря Крутого. Интеллигентного, тонкого, очень напряженного и грустного в этом году в кулуарах. От отравления звездной пылью фестиваль спасли гости композитора, к которому приехали мировые знаменитости: Анна Нетребко, Юзиф Эйвазов, цветущий Дмитрий Хворостовский, Суми Джо, Лара Фабиан, Юрий Башмет, Алена Бабенко и Михаил Ефремов.

Российская же ярмарка попсового пшика, рассчитанная на телерейтинг, оставила в Сочи зловонный след. Под гребнем "Новой волны" оказалось глянцевое болото с жабами. Но 200 миллионов телезрителей, о которых сообщили официальные релизы, будут ждать после 15-го, 16 и 17 музыкальный вал, подкрепляя любовь к идолам вырезками из газеты «Жизнь» или бесконечным прокручиванием ленты их Инстаграма.

Сегодня читают