Главная » Истории » Гиблое место

Истории

Гиблое место

05.12.2016АвторКристина Мруг

Сочи – хедлайнер новостных лент всех российских СМИ в первые декабрьские выходные.

«В Сочи настоящее цунами», «Огромные волны затопили прибрежные гостиницы», «В Сочи самый сильный шторм за последние годы», «В Сочи ураган снес крыши с многоквартирных домов», «В Сочи повалены 150 деревьев», «В Сочи упавшее дерево разрушило дом и оставило семью без крова», «В Сочи из-за непогоды 2000 пассажиров не могут вылететь из аэропорта»… Кричащие заголовки подкреплены сотнями жутких зрелищных фотографий, выложенных очевидцами в социальных сетях и гигабайтами народного видеоконтента.

Непогода нынче в Сочи. Новость номер один.

Кадры накатывающих на Олимпийскою набережную пятиметровых волн, сгибающихся под тяжестью шторма и силы ураганного ветра пальм, и стихии, по-хозяйски орудующей на первых этажах гостиниц, обошли, кажется, все российские и даже мировые ленты. Заполнили тысячными репостами социальные сети. Комментаторы, по обыкновению, разделились на два лагеря. Пророссийская публика сочувствовала и ужасалась:

«Жесть, бедные сочинцы!», «Это моя любимая Олимпийская набережная, что творится-то?!», «Красиво, но жутко!» -  в массовой тенденции. 

Либеральные же злорадствовали так, как будто штормом смыло действующего президента, а ураган унес к Урфину Джюсу всю вертикаль власти, и при этом правительство и Государственная Дума с губернаторами оказались в эпицентре смерча. На странице одного российского телеканала в Фейсбуке высказывания подписчиков сводились к тому, что Сочи, наконец, настигла «кара Божья», и так им всем и надо  -  участникам, строителям и жителям - олимпийский проект Путина идет ко дну.

Отмечу редкие всплески разума:

«Ребята, вы недавно сострадали пожарам в израильской Хайфе, это было общей бедой – левых, правых, либералов и русского мира. Что же здесь за аудитория такая, которая как кот масленице радуется стихии, разбушевавшейся в Сочи?!»

Когда ты давно живешь в городе и о его слабых и сильных сторонах знаешь не хуже, а зачастую - лучше любого ответственного чиновника; когда ты неравнодушен, потому что писал, снимал, анализировал события, происходящие на твоих глазах по долгу журналистской службы; когда стихия в Сочи становится политическим подтекстом любой разменной карты, ты его отличаешь мгновенно, как сладкое от соленого, поэтому хочется особенно заострить внимание на «каре Божьей».

«Кара Божья», читайте: «так вам и надо, посыпайте голову пеплом, что оказались жителями субтропического курорта», настигала природными катаклизмами Сочи ежегодно: до памятной таблички в Гватемале, во время строительства и, как мы дружно фиксируем фото и видео-фактами, регулярно после закрытия Игр.

Причин для неспокойных метеорологических условий в самом южном городе страны предостаточно. Сейсмика, молодые Кавказские горы, переход из умеренно-континентального в субтропический климат, подводные течения и многие другие климатические особенности сочинского Причерноморья влияют на возникновение и развитие природных бедствий.

Метеорологи подтвердят – частые 3-5 балльные землетрясения, наводнения, августовские ежегодные смерчи, 4-5 балльные шторма, ураганы, сорокаградусная жара - для города норма. Не выше и не ниже усредненных показателей. Да, нам не нравятся поваленные деревья на припаркованные автомобили и дома. Не нравятся шторма, безжалостно сжирающие прибрежную полосу каждый год во всех районах курорта. Или смерчи, выливающие тонны воды; реки, выходящие из берегов.

Последние ЧС от переполненных рек – Иры, Восточного и Западного Дагомыса в Дагомысе, Хероты в Адлере были настоящим и продолжительным стихийным бедствием. Или вспомните, как вечером в конце сентября 2013 года в канун открытия Международного экономического форума за пять минут лихой смерч прошел строго по центральным улицам курорта, завалив транспортные артерии - Горького, Курортный проспект, Егорова, Чайковского десятками кипарисов; выкосил 80% вековой коллекции хвойных и лиственных кустарников и деревьев парка «Ривьера».

Вспомните, как вместе со всем миром (кто-то, шутя, кто-то вполне серьезно) ожидали Апокалипсиса – пророчества Майя, окончание календаря древнего племени 21 декабря 2012. В Сочи земля затряслась в пять вечера 20 декабря. Сила толчков сдвигала мебель в домах, качало так, что народ в панике выбегал на улицы. И даже скептики заволновались, началось, что ли?!

Мы живем в особых климатических условиях, давно об этом осведомлены и «кары Божьей» не боимся. Смешно, дорогие соотечественники! Тем более, что службы города тщательно мониторят метеорологическую обстановку, предупреждают о возможных напастях с недавних пор заблаговременно. О  последнем штормовом, его силе и этапах ликвидации мне на электронную почту пришло около десятка сообщений. Не меньше предупреждений и от мобильного оператора.

Но есть у нас темные пятна. Что уж греха таить, переходя на стилистику «Божьей кары». Немало их, пятен. Где алчность и непрофессионализм победили здравый смысл. Имеретинская береговая линия - одно из них.

Знаменитая семикилометровая Олимпийская набережная – ранее частично улица Голубая и до границы с Абхазией - дикая пляжная полоса, за которой тепличное хозяйство совхоза «Россия». Имеретинская низменность – заболоченное плато, природный орнитологический парк для отдыха перелетных птиц во время миграции. Улицу Голубую смывало со всеми частными домами и жилыми гаражами, если не каждую зиму, то весну. Хозяева снова отстраивали к летнему сезону клетушки-курятники, чтобы поселить отдыхающих дикарями прямо на берегу и сдавать койко-место по тройному тарифу. Их выбор. Их беды.

Проекту строительства порта Имеретинский, на который была возложена львиная доля перевозки всех олимпийских грузов - до 5 миллионов тонн в год, необходимых для возведения олимпийских объектов, океанологи и гидротехники выдали еще на предварительных этапах изысканий строгий вердикт: «Имеретинка – гиблое для этих целей место».

«Имеретинская низменность расположена ниже уровня моря: непродуманное решение и строительство могут привести к ее полному затоплению и уничтожению низменности. Средняя ширина пляжей в Сочи и без стихий и штормов сократилась с 46 до 17 метров. В этой акватории строительство портовых сооружений противопоказано». Жесткое предписание власти предержащей выдал ведущий научно-исследовательский центр в России по проблемам защиты берегов «Морские берега» еще в 2007-м.

От ученых отмахнулись, порт начал строить в заложенной смете в 6 миллиардов рублей «Базовый элемент» Олега Дерипаски, где 3,8 миллиарда - кредит государственного Внешэкономбанка, остальные 2,2 миллиарда взял на себя инвестор. Предполагалось, что кредит ВЭБу «Базэл» выплатит за счет великого олимпийского грузооборота. Строительство порта заказывали «Олимпстрой» и Минтранс. Подрядчику обещали выгодные условия эксплуатации порта - Минтранс декларировал 14 миллионов тонн за период с открытия в 2010 году (по проекту) до Олимпийских игр в начале 2014-го. В итоге, объем грузооборота порта не превысил 3 миллионов тонн. Что же пошло не так?

То, что произошло 14 декабря 2009 года, город помнит, как будто это случилось вчера. Шестибалльный (в разных источниках пяти- и семи-, мы придерживались среднего показателя) шторм разрушил новый оградительный мол в море, потопил многотонные строительные краны. Утлое суденышко - водолазный бот, не мог из-за силы волны пристать к берегу, бился сутки в двадцати метрах от береговой полосы на глазах у сотни свидетелей, экипаж погиб.

Шторм 14 декабря 2009 года. Имеретинский порт.

Строительные грузы поехали в Сочи по железной дороге, порт с горем пополам к Олимпиаде открыли, но проект полностью переделали -  длину свай увеличили с 30 до 56 метров. Увеличенная на два метра надводная высота, теперь  рассчитана на высоту волны до 10 метров, а не до 7 – уверяли всех новые проектировщики.

Была летописцем стихии и ваша покорная слуга. А также свидетелем напряженного диалога Олега Дерипаски с президентом через десять дней после случившегося. Торжественное открытие первой очереди грузового «Порта Имеретинский» с участием Владимира Путина было запланировано на 25 декабря 2009-го. Гарант Олимпиады прибыл в назначенный солнечный день. Не ленточку резать, а на руины. Глава «Базового элемента», словно нашкодивший детсадовец, тихо и заискивающе жаловался президенту, что-то подобострастно доказывал, показывая обломки несостоявшегося гидростроительного чуда.

Меня одолевали журналисты президентского пула: из «МК», Интерфакса и «Ведомостей». Они оперировали суммами вложений и потерями инвесторов, но про подноготную акватории и ее историю ничего никогда не слышали. Я к тому времени, уже взяв несколько экспертных интервью, сделав два больших беспристрастных специальных репортажа, рассказывала коллегам-федералам как на духу: Имеретинка  - в разрезе портовых и прибережных нагромождений и сооружений - гиблое место.

Олимпийский имидж взял верх. Про «гиблое место» упомянул только «Московский комсомолец» Павла Гусева. А Дмитрий Козак, все годы курировавший  олимпийскую стройку, раздавал направо и налево спешно придуманную политтехнологами официальную версию: «Имеретинский шторм был небывалым доселе бедствием, волны достигали 7 метров высотой. По оценке специалистов, подобный удар стихии на курорт может обрушиться не более одного раза за 100 лет».

И, кажется, он сам верил, что на нашем веку такого шторма в Сочи увидеть никому не доведется. Дмитрию Николаевичу уж точно.

Сочинцы знали, что семиметровая высота волн была посчитана из расчёта удара о сваи оградительного мола. Именно недостроенный мол, возведенный с многочисленными нарушениями, не встал на защиту берега, а усилил мощь шторма и высоту волн.

Планам Дерипаски так и не суждено было сбыться: не стал порт ни главной перевалочной базой для олимпийских грузов, ни источником доходов для его компании. Грузы поехали по железной дороге и без моря вполне справились с задачей. Необходимости во втором портовом хозяйстве для одного города не было, и нет. Капитан-очевидность.

Не стал порт и лучшей яхтенной мариной в России, заявленной в олимпийском наследии. Используется сегодня как стоянка для нескольких заоблачно дорогих яхт, олигархических регат и для редких презентаций на международных экономических форумах.

Сегодня «Базэл» пытается реструктуризировать долг по кредиту ВЭБУ. В апреле 2016-го компания подала иск к «Олимпстрою», потребовав компенсировать 4 миллиарда убытков, цитирую «The Moscow Post»: «из-за недозагрузки порта». На что источник в госкорпорации развел руками – мы никаких обязательств по загрузке и недозагрузке на себя не брали. Стихия, мол, ваша проблема. Наше дело было построить объекты в срок.

Нынче на первой береговой семикилометровой Олимпийской линии хозяйничают сетевые отельеры – «Редиссон», «Азимут» (его уже сдал Вексельберг образовательному центру «Сириус»), коттеджи комплекса «Бархатные сезоны», Арфа Парк Отель. Построились вольготно в первой санитарной зоне. Зарабатывают неслабо.  Хотя первый год после Игр был провальным. Санкции и запрет Турции и Египта сделали нынешней сезон золотым.

Отельеры в точности копируют поведение жителей улицы Голубой - залил первые этажи шторм, пустяки. О превратностях сочинской погоды и возможных катаклизмах Имеретинской бухты не говорит только ленивый. Наплыв на приоритетную для российского туриста первую береговую линию неисчерпаем. И предсказуем, как новый 100-летний шторм в декабре. Летом косметический ремонт окупится сторицей.

Может и убыточному порту уже в отельный комплекс с променадом в море переквалифицироваться? Тьфу-тьфу-тьфу.

Шторм 3 декабря 2016 года. Олимпийская набережная.

Сегодня читают