Главная » Истории » Дыма без огнёвки не бывает

Истории

Дыма без огнёвки не бывает

07.09.2017АвторОлег Галицких

Сочинская зимняя Олимпиада-2014, помимо прекрасных воспоминаний и ощутимого наследия в виде инфраструктуры и множества объектов, оставила после себя и не очень приятный «подарок». А именно: заражение самшитовых лесов страшным вредителем — бабочкой-огневкой.

www.fumigaciya.ru

«Подарок» прибыл на черноморское побережье в 2012 году из Италии. Вот уж точно: хотели как лучше, а получилось как всегда, как говоривал незабвенный Черномырдин. То есть, хотели завезти в рамках компенсации за вырубки импортный самшит. И как так вышло, что он оказался зараженным? Кто проверял, кто понес ответственность за эту дорогостоящую авантюру, и понес ли вообще — до сих пор остается неясным.

Но факт есть факт: был сочинский самшит здоровым, а стал мертвым. Завезенная бабочка, точнее ее гусеницы, стали пожирать самшитовые заросли с треском. О том, насколько ценно это растение, говорить не надо. Растет оно очень долго и медленно, веками. На мировом рынке за килограмм древесины самшита дают 50 евро. Но дело не в деньгах, потому что не для промыслов он здесь рос.

Бабочка с ходу ухайдакала значительную часть самшитника в Сочинском национальном природном парке и в Кавказском биосферном заповеднике. Съедены были завезенные еще в советское время растения, а потом пришел черед и местного дикого вида, прописавшегося на Кавказе миллионы лет назад. Сильно пострадала знаменитая тисо-сашитовая роща, один из главных экскурсионных объектов курорта. Если она и станет прежней когда-нибудь, то не при нашей жизни. И даже не при жизни нескольких последующих поколений.

czl23.ru

Первый раз внимание на проблему в 2013 году обратили сотрудники Сочинского нацпарка. Однако поначалу на их запрос о применении мер химзащиты Минприроды ответило отказом: закон не позволяет.

Между тем, проблема стала разрастаться: огневка перебралась в другие районы Краснодарского края и в Абхазию. Не сказать, что ничего не делалось. В конце концов, местами использовали пестициды и феромоновые ловушки. В прошлом году пробовали расплодить в самшитниках естественного врага огневки — китайскую муху. Но эффект оказался слабым. Потому в нынешнем году, около месяца назад общественники направили петицию главе Министерства природных ресурсов Краснодарского края Сергею Еремину, а также Владимиру Путину, Дмитрию Медведеву и министру природных ресурсов и экологии РФ Сергею Донскому с просьбой помочь остановить катастрофу.

Но действительно ли это катастрофа? Или экологи преувеличивают?

- Огневка ушла дальше в горы и в другие районы, так как на побережье она практически все уже съела, - говорит председатель Сочинского отделения Русского географического общества Феликс Иваненко. - Этот вид - родом из Азии, с Дальнего Востока. Европейский самшит, который растет и у нас, не адаптирован к огневке, в отличие от азиатского. Когда она появилась в Сочи, министерство природных ресурсов разрешило применение только биологических мер защиты. Однако средства выделялись разово, и их было явно недостаточно. Для Сочи необходимо реанимировать программу защиты растений. В городе есть биофабрика, которая на сегодняшний день законсервирована. Надо провести необходимые научные изыскания и организовать здесь, на месте, производство естественных энтомофагов и биопрепаратов. Что в прежние годы делалось для нужд сельского хозяйства.

vitusltd.ru/blog

О масштабах проблемы более развернуто и драматично рассказал член экологического совета при главе Сочи Александр Зюзин.

- Ситуация действительно катастрофическая, - не стал скрывать Александр Николаевич. - Вот недавно сообщали, что по Краснодарскому краю из 8 тысяч гектаров самшиты осталось около половины. По-моему дела еще хуже — около тысячи гектаров осталось. А по средствам борьбы краснодарские ученые до сих пор не определились. Хотя эффективные биопрепараты есть. Например — лепидоцид. Проблема в том, что процесс обработки довольно трудоемкий: за теплый сезон надо ее провести 6-10 раз. В этом сложность. Опять же — закон не позволяет использовать подобные препараты на особо охраняемых природных территориях (ООПТ). Если только не создалась чрезвычайная ситуация. А она явно имеет место. Вторая сложность: труднодоступные места, куда только на лошади можно проехать. У нас в городе вообще странная ситуация сложилась. Часть городских территорий относятся к ООПТ, водоохранным зонам и т.д. Однако администрация разрешает применять там, например, пестициды в случае необходимости. А в нацпарке и заповеднике, значит, нельзя. Вопрос — от кого мы охраняем ООПТ?

Большинство экологов считает, что региональными усилиями проблему не решить. Просто не хватит средств природоохранного бюджета. Дело надо выводить на федеральный уровень. Но тут вопрос: а вообще с этим явлением можно эффективно бороться, или сколько бы денег не вкачали в борьбу с огневкой все закончится пшиком? Есть ли выход реальный?

- Выход, конечно, есть, - считает Зюзин. - И есть инновационные решения. Как по защите самшита, так и по его новым посадкам. Самшит, как известно, растет очень долго. Но ведь можно использовать биокапсулы. Однако на региональном уровне проблему точно не решить. Необходимо участие федеральных органов и, что важно - объявление режима ЧС по этой теме. Только таким путем можно преодолеть запретительные установки закона. В свое время на экологическом совете мы подсчитали, что на комплекс мероприятий по борьбе огневкой нужно порядка 560 миллионов рублей. Эту информацию в свое время мы направили в адрес президента РФ.

Тем временем, краевое природозащитное ведомство по-прежнему настаивает, что эффективных средств борьбы с огневкой нет. И предлагает собирать гусениц вручную, а также срезать пораженные ветки с яйцекладами. Признавая, однако, что и это не панацея, так на «возрастных» растениях, которые вымахали под 10 метров, это нереально.

Тут впору совсем запутаться. И все же ряд экспертов настаивают, что есть и более продвинутые средства борьбы. Об этом на днях в интервью ТАСС сообщила координатор лесных проектов отделения WWF России "Российский Кавказ" Елена Черкасова. По ее мнению надо применить специальные виды инсектицидов. Но до этого необходимо пройти ряд бюрократических процедур.

- Для решения этой проблемы нужна инициатива власти по внесению корректных изменений в нормативно-правовые акты,- говорит Черкасова. - Проблема таких масштабов решается очень сложно не только в России, но и в мире, так как требует очень быстрого и хорошо скоординированного взаимодействия властей всех уровней, научного сообщества, общественных организаций и средств массовой информации.

А вообще — что нам с того самшита? Ну красивый, ну ценный. Оказывается не все так просто. Экологи называют самшит «средообразующим видом». Его потеря ведет к «существенному упрощению экосистемы и потере целого комплекса других видов».

Вон оно как.

www.kavkaz-uzel.eu

Сегодня читают